Новые фото

Интервью И. Дадиани

Игорь Дадиани дал интервью газете "Московский комсомолец. Чебоксары". Как правило, люди творческие — люди настроения... Но, наверное, это не про Игоря. Ведь нет ничего прекраснее, когда ты занят любимым делом, а рядом с тобой дорогие твоему сердцу люди. Сейчас у модельера бешеное время. Он готовится к новому серьезному кинопроекту «Гардемарины-4».

— Я удостоился великой чести работать со Светланой. Это безумно творческий и широкой души человечек, — отмечает Игорь Дадиани. — Расскажу один случай, чтобы читатели имели представление о том, как мы общаемся. Ранним утром и под вечер я нахожу время на переписку с друзьями. Как у нас обычно со Светланой бывает, я ей пишу что-то вроде «как ты, чмоки-чмоки» и прочее. И как-то мне приходит ответ: «Я плыву под водой с ножом во рту». Честно, меня это напрягло. Пишет дальше: «Выйду, потом  напишу». Я подумал, мало ли где человек находится, может, спонтанно собралась на море. Следующее сообщение я получил уже ближе к вечеру: «Я вылезаю на пылающий берег. Боже мой, все пылает, все горит, море крови».  Я был в шоке! Поначалу даже представить себе не мог, откуда же Светлана пишет такое, куда ее занесло. Я ей отвечаю: «Ты меня пугаешь». Оказывается, так Светлана описывала состояние Димы Харатьяна под водой, который также будет сниматься в «Гардемарины-4». Ой, кажется, сейчас разболтаю лишнего, все, больше ничего не скажу.

— Расскажите, как поступило предложение поучаствовать в данном проекте?

— Наверное, все плавно выходит из второго, третьего... Со Светланой Дружининой мы знакомы давно. А потом исторический костюм — это мое любимое.

— А чем для вас интересен исторический костюм?

— Я живу в иллюзиях. Иллюзии — это некая искусственная среда, в которой ты пытаешься существовать. Если не пропустить это через самого себя, трудно надеть какую-то придуманную тобой вещь на человека. Ты должен все ощутить: новые ткани, технологии. Ну, и, наконец, нужно встать на место того человека, который  шил такие костюмы, например, 300 лет  назад. О чем он думал,  что он чувствовал, какие технологии применялись для пошива того изделия, как он подбирал ткани. По-разному строилась работа над императорским платьем, светским или повседневным. Костюм должен быть гармоничным спутником образа, который мы видим в фильме.

— Конструкция исторического костюма, его разработка, безусловно, требуют особых познаний. Были ли у вас эксперты, советчики?

— Я работал с историческими материалами. А что касается советчиков, я сам для себя эксперт, причем еще и самый строгий критик.

— Что вас вдохновляет?

— Я не могу сказать, откуда и что берется. Все происходит на пустом месте, вдохновение приходит из ниоткуда.

— Вы познакомились с актерами проекта, сняли мерки. Расскажите, каким человеком вам показался Дима Билан?

— Удивительный человек. Я всегда внутренне готовлюсь к встречам с подобными «звездными» личностями. Помню, приехала навороченная машина, открылись ворота, сначала охрана, водитель, директор, и, наконец, вышел сам Дима. Все было пафосно, мощно. Но потом пошло соприкосновение с ним. Никто из нас друг друга не выбирал, так сложились обстоятельства, и нам нужно работать вместе. Я попросил всех оставить «короны» за дверью, некоторых выйти, и мы начали работу. Оказалось, что Дима — потрясающий человек, на мой взгляд, очень ранимый и одинокий. Есть такое выражение: «Известность и популярность обрекают человека на одиночество». Это априори. Это своего рода плата за известность, потому что ты всегда находишься под увеличительным стеклом окружающих, как ты одет, как говоришь, с кем ты дружишь, с кем спишь. Это тот самый случай.

— Екатерину II будет играть Кристина Орбакайте. Расскажите, каков ее образ?

— Я думаю, в фильме будет использован дополнительный пластический грим для создания ее образа. Потому что Екатерина, которую она будет играть, — взрослая и опытная женщина. У Кристины яркие и играющие глаза, невероятные эмоции. У нее говорящий взгляд. Очень ценно для актрисы, когда можно смотреть в глаза и понимать, о чем молчит человек.

— Вы уже приступили к разработке костюмов для актеров фильма?

— Пока нет. Сейчас идет подготовка. Была проведена фотосессия для ведущих актеров. Это самый сложный и главный этап. Ведь работа модельера заключается не только в том, чтобы сесть и сразу начать шить. В этом фильме мне нравится то, что он полностью пропитан духом патриотизма и любви к родной земле. Этого так не хватает нашей молодежи. Когда честь — ничто, а долг перед государством — все.

— Когда планируете приступить к работе?

— Думаю, что  в ноябре, а в  новом году у меня будет всего два месяца, чтобы все доделать. Сейчас снимаются интерьеры, в которых будут проходить съемки. С учетом общей панорамы, картинки будут подбираться парики и прочие аксессуары. А сами съемки фильма продлятся не более 4-5 месяцев. 

— Все костюмы изготовят в Доме Игоря Дадиани?

— Все целиком сшить я физически не смогу. Физически не успею одеть батальон. Наверняка, будет заключен контракт с какой-либо ткацкой фабрикой.

— Ткани, фурнитуру будете подбирать вы?

— Только я. Могу раскрыть один секрет: для костюма Бобринского, незаконнорожденного императрицей сына, будут изготовлены в ювелирной мастерской именные пуговицы. Ткани будут закупаться в России. Российский текстиль хорош, но есть один минус — ткани очень тяжелые. Мы ведь все избалованные люди. Нам нужно, чтобы было удобно и легко. Раньше все было не так... Посмотришь порой на костюм, который сам создал, и задаешься вопросом, как раньше люди во всем этом ходили и жили, да еще и воевали.

— А где будут проходить сами съемки?

— Нам важно будет зацепить зрителя, заманить его историческим духом того времени. Не просто пустить какие-то телеги в кадре, надеть непонятые платочки на актеров. Это будет смешно и некрасиво. Мы должны полностью погрузить зрителя в ту эпоху, вот это интересно. Съемки будут проходить не в павильоне, а в настоящих местах событий — это Мальта, Испания, Крым, Петродворец, Пушкинский дворец, Екатерининский дворец. Это великие места, наполненные духом истории России. Это не придуманные интерьеры: в них жили, боролись, умирали...